02 января 2007 г. 14:52        

                                                                                 

                                                                      

       Меню

 + Титаник

  - Строительство

   - Конструкция

   - Радио-связь

   - В море

   - Последний день

   - Айсберг

   - Спасение

   - "Карпатия"

 + Грейт Истерн

  - Главная

 + Queen Mary

  - Главная

 + Мавритания

  - Главная

      

      Другое 

  

+ Фотогалерея 

+ Форум

+ Чат

                                          Титаник -> "Карпатия"

В 2 часа 35 минут на мостик "Карпатии" поднялся судовой врач доктор Макги и доложил капитану Рострону, что его приказания выполнены и все готово для приема пострадавших. В этот момент Рострон увидел на горизонте зеленую сигнальную ракету. Он взволнованно крикнул: - Там огонь! Они еще держатся на плаву!

Уже час назад радист Гарольд Коттэм принял радиограмму о затоплении машинного отделения "Титаника", и стало ясно, что положение гигантского судна критическое. С тех пор не поступало ни одного сообщения, но это еще не означало, что все кончено. "Титаник" мог продолжать свои передачи, просто мощность радиостанции "Карпатии" была недостаточной для приема затухающих сигналов. Зеленая ракета возродила надежду, что все0таки удастся достичь места катастрофы вовремя. О том, что эта ракета была одной из четырех, которые пустил со спасательной шлюпки Боксхолл, никто на "Карпатии" тогда, конечно не знал.

Спустя минуту или две после того, как заметили ракету, второй помощник Биссет сообщил, что в трех четвертях мили по курсу айсберг. В этот момент его увидел и капитан Рострон и приказал изменить курс и сбавить ход до малого. Перейдя на левое крыло мостика и увидев, что айсберг миновали благополучно, он дал команду лечь на прежний курс и увеличить ход до полного. Но появлялись все новые и новые айсберги. Их вовремя обнаруживали, и "карпатия", не сбавляя хода, лавировала между ними более получаса. В эти драматические минуты капитан Рострон выполнял проводку своего судна мастерски, полностью осознавая, что жизнь пассажиров тонущего "Титаника", зависит от его внимания, быстроты принятия решений и своевременного поворота штурвала.

Рострон был человеком среднего роста с резкими чертами лица и проницательным взглядом. Он был приверженцем строгой дисциплины и отличался от "морских волков" нетерпимым отношением к алкоголю, курению и нецензурным словечкам.  

"Карпатия" приближалась к точке, координаты которой передал радист "Титаника". Капитан Рострон приказал пускать сигнальные ракеты каждые четверть часа, сообщая тем самым, что помощь близка. Но минуты шли, и даже самые большие оптимисты на судне стали терять надежду.

В 3 часа 35 минут "Карпатия" была почти на месте. Теперь они должны были уже видеть "Титаник"! Но его не было. Около четырех часов Рострон приказал застопорить машины. Рассветало.

В 4 часа старший помощник Ханкинсон сменил первого помощника Дина, а к штурвалу стал новый рулевой. И тут метрах в четырехстах взметнулась зеленая ракета. Все сразу поняли, что это сигнал со шлюпки. Дали ход - капитан решил подойти к шлюпке левым бортом, чтобы она оказалось с подветренной стороны. Но в этот момент второй помощник Биссет заметил прямо по курсу дрейфующий айсберг, и Рострон уже не мог выполнить задуманный маневр: шлюпка оказалась по правому борту. В рассветных сумерках все яснее проступали ее очертания, она почти не двигалась вперед, как будто гребцов оставили силы. Это была шлюпка N2, которой командовал четвертый помощник капитана Боксхолл.

Вслед за спасательной шлюпкой N2, которая в 4 часа 10 минут первой достигла "Карпатии", начали подходить и другие. Шлюпка N13 в последний момент вынуждена была обойти большой айсберг, оказавшийся прямо между ей и судном. В 4 часа 30 минут шлюпка подошла к левому борту "Карпатии", и первыми по шторм трапам стали подниматься женщины. Матросы "Карпатии" для большей надежности страховали их канатами, продетыми под мышки. Маленьких детей поднимали в мешках. Затем поднялись мужчины и шлюпочная команда.

В 6 часов подошла шлюпка N3, в которой наряду с другими, находились издатель Генри Слипер Харпер, его жена, переводчик-араб и собака. Около шести часов из складной шлюпки С на палубу поднялся Дж.Брюс Исмей и, сделав несколько шагов, он прислонился к палубной надстройке.

Около 7 часов к борту "Карпатии" под парусом подошла шлюпка N14, тянувшая на буксире складную лодку D. Шлюпкой N14 командовал пятый помощник капитана Гарольд Лоу. Обе шлюпки благополучно пришвартовались. Пока пострадавших поднимали на палубу, Лоу с присущей ему аккуратностью уложил мачту и парус. Он любил порядок.
 
В 8 часов 15 минут "Карпатия" приняла на борт почти всех, кроме тех, кто находился в шлюпке N12. В то время та была еще довольно далеко, и было видно, что движется она с трудом. Примерно 75 челловек, нашедшие в ней пристанище, настолько прегрузили шлюпку, что ее борта оказались почти вровень с водой, и даже при небольшой волне она в любой момент могла затонуть. К счастью, командовал ею Чарлз Лайтоллер. На "Карпатии" все с затаенным дыхания наблюдали за шлюпкой. Лайтоллер пересадил большую часть людей на корму, чтобы облегчить управление.

В 8 часов 20 минут, шлюпка была приблизительно в двухстах метрах от "Карпатии". Капитан Рострон, понимая, что каждая следующая минута может быть роковой, чуть развернул "Карпатию" и тем самым наполовину сократил расстояние до шлюпки. Из шлюпки N12 на борт "Карпатии" поднялся и младший радист "Титаника" Гарольд Брайд с обмороженными ногами. Наверху его подхватили, но силы его были на исходе, и, сделав всего один шаг, он рухнул на палубу.

После прихода последней спасательной шлюпки на "Карпатии" оказалось 706 человек с погибшего судна. Только 706 человек, которым посчастливилось спастись. И лишь теперь капитан Рострон и его помощники осознали масштабы страшной трагедии. Погиб капитан самого большого и самого роскошного судна в мире, трое из семи помощников капитана, старший механик со всеми своими помощниками, конструктор судна Томас Эндрюс и все восемь служащих верфи Белфаста, распорядитель рейса и его помощники, судовой врач со своим заместителем, все восемь музыкантов судового оркестра, почти весь персонал французского ресторана, все лифтеры и мальчики посыльные, все служащие судовой почты. Погибло большинство из 57 миллионеров, ехавших в I классе. Океан не знал сострадания:
 
Все пустые шлюпки "Титаника", которые можно было разместить на "Карпатии" подняли на палубу - шесть поставили на носовой палубе, а семь подвесили на шлюпбалках.. "Карпатия" медленно двигалась вдоль кромки ледяного поля. Надеялись спасти еще кого-нибудь, но горизонт был чист. Не осталось почти никаких следов, свидетельствующих о том, что несколько часов назад произошла страшная морская трагедия, что в этом месте затонул плавучий дворец и погибло около 1500 человек. Тут и там попадались какие-то деревянные обломки или куски пробки. С "Карпатии" заметили только одно неподвижное тело в спасательном жилете, которое плавало на поверхности воды. И больше ничего. Рострон знал - остаться живым в такой ледяной воде абсолютно невозможно.

Теперь надо было решать, куда направить судно, переполненное людьми. Ближе всего был порт Галифакс в Новой Шотландии, но Рострон полагал, что путь туда забит льдом, а потому не хотел напрасно рисковать. Идеальным портом для захода и прежде всего в интересах пострадавших представлялся порт Нью-Йорк. Около 9 часов 10 минут утра "Карпатия" взяла курс на Нью-Йорк.
 
Общее количество спасенных, которых "Карпатия" увозила с места трагедии, было 705 человек. Спаслось:

60% пассажиров I класса "Титаника" (94% женщин и детей и 31% мужчин).

44% пассажиров II класса "Титаника" (81% женщин и детей и 10 % мужчин).

25% пассажиров III класса (47% женщин и детей и 14 % мужчин) и 24% членов команды (87% женщин и 22%мужчин). То есть примерно две трети людей, находившихся на "Титанике" в его первом плавании, погибли.

В среду 17 апреля "Карпатия" попала в густой туман, в котором пробиралась практически до самого Нью-Йорка. Капитан Рострон вынужден был сбавить ход и приказать каждые полминуты подавать сигнал сиреной, предупреждая все ближайшие плавучие средства об опасности. В четверг днем наконец-то услышали ревун плавучего маяка у мыса Файр, а затем, в шесть часов вечера, "Карпатия" подошла ко второму маяку у входа в канал Амброз, где предстояло взять лоцмана, для проводки судна по нью-йорскому заливу в порт. Только теперь, уставший капитан Рострон облегченно вздохнул.
 

                                          

                                                                         Copyright 2006-2007,  Dmitrev Artem

Hosted by uCoz