03 января 2007 г. 15:17        

                                                                                 

                                                                      

       Меню

 + Титаник

  - Строительство

   - Конструкция

   - Радио-связь

   - В море

   - Последний день

   - Айсберг

   - Спасение

   - "Карпатия"

 + Грейт Истерн

  - Главная

 + Queen Mary

  - Главная

 + Мавритания

  - Главная

      

      Другое 

  

+ Фотогалерея 

+ Форум

+ Чат

                                           Титаник -> В море

Почти перед самым полуднем на "Титанике" раздался удар сигнального колокола и над Саутгемптонским заливом далеко разнеслось эхо судового гудка, извещавшего, что самое большое судно в мире выходит в плавание. Друзья и родственники пассажиров, журналисты, фотографы и прочие посетители спешно прощались, обменивались пожеланиями и устремлялись на берег. Последними покинули судно портовые чиновники. Буквально перед тем, как был поднят трап, примчались несколько запоздавших кочегаров с матросскими чемоданами через плечо и стали требовать пропустить их на судно. Сержант, стоявший у трапа, отказался пропустить их на палубу. Решительным жестом он прервал дискуссию, трап был убран, и опоздавшие остались на берегу, продолжая шумно протестовать. До конца своих дней эти люди, вероятно, были признательны неизвестному сержанту, который благодаря непреклонному чувству служебного долга и дисциплине не позволил им ступить на последний трап, соединявший "Титаник" с причалом, и тем самым буквально спас им жизнь.

Через некоторое время на судно прибыл лоцман Джордж Боуйер. Как только он ступил на палубу, на мачте взвился флаг, оповестивший о его присутствии. Затем лоцман представился капитану Смиту, стоявшему на мостике. Командиры судов, приходивших в Саутгемптон, называли Боуйера "дядюшка Джордж". Он был одной из наиболее известных фигур в порту, где его предки служили лоцманами из поколения в поколение. Сам он начал службу с двенадцати лет, более тридцати лет проводил суда и компания "Уайт стар лайн" всегда прибегала к его услугам, когда выходило в море или возвращалось одно из его судов. После непродолжительного разговора с капитаном лоцман отправился удостовериться, все ли готово и на местах ли офицеры: старший и второй помощники капитана на баке, первый помощник на корме, третий на кормовом мостике, четвертый на ходовом мостике у машинного телеграфа, готовый передать команды лоцмана и капитана в машинное отделение, пятый помощник на ходовом мостике у телефона. На причале для отдачи швартовых приготовилась целая бригада: пятнадцать человек у носа и пятнадцать у кормы "Титаника".

Как только капитану Смиту доложили, что последний трап убран и закреплен, лоцман взялся за дело. Его команду "Подать буксиры" пятый помощник капитана передал по телефону на нос и на корму. Вскоре был принят доклад, что команда выполнена. Слабое подрагивание корпуса указало на то, что глубоко под палубами заработали машины. Последовали новые команды лоцмана. На причале отдали швартовы, крепившие нос и корму к мощным береговым тумбам, и матросы быстро выбрали их, намотав на вьюшки. Затем принялись за дело буксиры. Длинный корпус "Титаника" сантиметр за сантиметром начал удаляться от причала. Наконец лоцман скомандовал: "Малый вперед!" На ходовом мостике четвертый помощник капитана перевел ручку судового телеграфа, в машинном отделении раздался звонок, и два бортовых винта пришли во вращение. "Титаник" пошел в море, в свое первое и последнее плавание. За сложными маневрами отплытия наблюдали сотни пассажиров, находившихся на прогулочных палубах "Титаника", и тысячи людей на берегу. И тут произошло нечто такое, что могло окончиться очень печально. В гавани у стенки стояли пароходы "Нью-Йорк" и "Оушеник". В тот момент, когда "Титаник" проходил мимо "Нью-Йорка" и носовые части обоих судов оказались почти на одной линии, шесть стальных тросов, которыми был пришвартован "Нью-Йорк", неожиданно натянулись и раздался сильный треск, похожий на выстрелы из револьвера, и тросы лопнули. Их концы засвистели в воздухе и упали на набережную в испуганную, разбегающуюся толпу. Освободившийся "Нью-Йорк", будто под действием неведомой силы, кормой вперед, стал неудержимо приближаться к "Титанику". Матросы на палубе "Нью-Йорка", подгоняемые криками офицеров, помчались на корму, готовую вот-вот удариться о борт "Титаника" и начали сбрасывать за борт кранцы. Капитан Смит мгновенно приказал застопорить машины. Тут один из буксиров, которые минуту назад помогали "Титанику" отойти от причала, спешно обошел "Нью-Йорк" со стороны набережной, закрепил трос, брошенный ему с палубы и всей мощью своих машин попытался оттянуть судно назад к берегу. Но хлопоты с "Нью-Йорком" на этом не кончились. Несмотря на тщетные усилия небольшого буксира, он продолжал медленно двигаться в сторону стоявшего на якоре "Оушеника". Его носовая часть метр за метром приближалась к судну. Только потом, с помощью еще одного буксира, удалось оттащить "Нью-Йорк" к месту стоянки.

После предотвращения столкновения с "Нью-Йорком" машины "Титаника" опять заработали, и он стал медленно приближаться к выходу из гавани. Когда он проходил мимо "Оушеника", драматическая ситуация повторилась. Толстые канаты, которыми был пришвартован "Оушеник", натянулись, как струны. Корабль приближался к "Титанику" с такой силой, что было видно, как он накренился. На сей раз к счастью тросы выдержали. После этого "Титаник" направлялся в воды Саутгемптонского залива. Команда и пассажиры оживленно обсуждали взволновавшее их событие, свидетелями которого они стали. "Титаник" шел по заливу малым ходом. При входе в пролив, отделяющий побережье Южной Англии от северных берегов острова Уайт, он еще больше сбавил ход, повернув вправо, обошел Калшотскую косу, вошел в довольно узкий и мелкий Торнский канал, миновал буи, отмечавшие опасные мели, и на скорости всего в несколько узлов изменил курс влево, на восток, вдоль северного побережья острова Уайт.

Во второй половине дня "Титаник" прошел пролив Ла-Манш. Дул слабый ветерок и море оставалось почти спокойным. Солнце заливало светом палубы, но было довольно холодно. Однако это не мешало многим пассажирам, расположившимся в шезлонгах на прогулочных палубах, проводить время в приятной беседе. Когда солнце скрылось за горизонтом, показалось побережье Франции, большой маяк на мысе Аг и длинный волнорез, защищавший вход в шербурский порт. На "Титанике" застопорили машины, и к его борту подошли два вспомогательных судна компании "Уайт стар лайн" - "Номадик" и "Траффик", доставившие новых пассажиров и мешки с почтой.

Побережье Ирландии явилось взорам на следующий день после обеда. Машины вновь застопорили ход, чтобы в нескольких милях от Куинстауна взять на борт ирландского лоцмана. Затем медленно, непрестанно измеряя глубину "Титаник" двинулся к порту и примерно в двух милях от берега стал на якорь. Как и в Шербуре, вскоре после остановки к борту "Титаника" подошли два вспомогательных судна, был спущен трап, и пароход принял на борт последних 130 пассажиров, их багаж и почти 1400 мешков с почтой. Короткой стоянкой воспользовались журналисты и фотографы. Капитан Смит принял их очень любезно и позволил осмотреть судно, что было в интересах компании.

Ровно в половине первого раздался гудок, и все гости покинули лайнер. Пока небольшие суда отходили на безопасное расстояние, на "Титанике" подняли трапы и якорь, его винты вновь завращались. Теперь на палубах лайнера находились все участники первого плавания, всего 2201 человек. Экипаж составляли 885 человек, из них 66 человек палубной команды, 325 - машинной команды и 494 человека обслуживающего персонала, в том числе 23 женщины. Восемь судовых оркестранта были включены в список пассажиров II класса. После выхода из Куинстоуна число пассажиров на "Титанике" составляло 1316 человек: в I классе - 180 мужчин и 145 женщин(включая 6 детей), во II втором классе - 179 мужчин и 106 женщин(включая 24 ребенка) и в III классе - 510 мужчин и 196 женщин(включая 79 детей). Это означало, что жилые помещения I класса были заняты на 45 процентов, каюты II класса на 40 и III класса на 70 процентов. "Титаник" взял курс на запад и начал увеличивать скорость. Его сопровождали стаи голодных чаек, привлекаемых остатками пищи и другими отходами, падавшими в воду. Всю вторую половину дня "Титаник" шел вдоль южного побережья Ирландии на расстоянии четырех-пяти миль от берега, обогнув юго-западный мыс Фастнет Рок и после захода солнца оказался в водах второго по величине океана на Земле.

На второй день плавания вечером, в четверг 11 апреля, "Титаник" шел со скоростью 21 узла по темным и холодным водам Атлантического океана. Пассажиры на ярко освещенных палубах развлекались, восхищаясь великолепным оснащением судно и его остойчивостью, отдавали должное, почти не слышной работе машин.

Утром 12 апреля на далеком горизонте неожиданно возник розовый солнечный диск. Он медленно поднимался на небо, озаряя лучами бескрайнюю зеленоватую водную равнину. И на четвертый день плавания, в субботу 13 апреля, на палубе "Титаника" царило полное спокойствие. Погода была великолепная, комфорт и роскошь такие, как было обещано: Дни бежали слишком быстро. Каждое утро колокол "Титаника" извещал, что в ресторанах подан завтрак, стюарды приносили пассажирам, согласным заплатить несколько шиллингов, двенадцатиполосный экземпляр газеты "Атлантик дейли бюллетин".  
 

                                          

                                                                         Copyright 2006-2007,  Dmitrev Artem

Hosted by uCoz